?

Log in

Previous 10

Nov. 13th, 2010

sonets

N 23
Эта народность орнаментов в ночи – между плоскостью и глубиной, между кровом и бездной. Костью и платьем. Войной и узором. Наглые, плюющиеся – но они же и малыши, златотканые, мотыльки.
Парцифаль в саду с поющими цветами, что должны завлечь, удержать героя от геройства, нарумяненные головки. И вся эта куртуазия рушится к избе, Дуне, накату – не переставая прекраснейшей арабеской, ресницей. Все-таки неуклонное рыцарство в червленом и золотистом.
О чем эти разговоры, плевки, борьба? Как покинуть свою решетчатость, бугор, стать полновесным цветком? Вихляние… Ты помешаешь? Ты поможешь? Червь?
Они еще не живут, они лишь какие-то тяжи жизни, гербы происходящего, еще до того, как оно произошло – гербы Иванушки, пока не ставшего царем. Однако ж наполненные геральдической нежностью и ненавистью. Хохломой.

N 19
Любовь цветов – на мосту, над бричкой, над бездной. Ожерелья бесполых. Драки бескулачных. Та тончайшая, невидимая граница, – о нет, не в Сибири! – где Россия сходится в Китай. Или Белую Индию. Крылышкуя золотописьмом сходится бабским огурцом, ложкой.

N 20
Трое, четверо из ларца, разанемонившихся, миндальничающих, разлюли – плечи дрябнут в крылья, лепестки, сопки. Давилки. Но экран их валяний строг и возвышен – как у тех, что на Атлантическом и Тихом решили гордо следовать лишь просторам пустынь (Клиффорд Стилл, Барнетт Ньюманн).

N 25
Народы, цветы – их ужасающая монотонность, их возвышающее разнообразие. Из земли? Скорее, из мутной воды болот, где родовое оборачивается персональным, где семьи, толпы рябят, изгибаются в индивидуумы, характеры – с жадной точностью отрубленных голов, с невменяемостью снега. Старейшины у очага.
Великое равновесие между коллективным разумом и трепетом особи, выскочки. Тайна, скрытая в прошлом и будущем разом. Или неравновесие – подставы, хулиганье, бандитизм. Испарения пассионарности. Блуждающие огоньки.

N 21
Снова и снова нас поражают точная грубость линий и тонкость абриса. Так трогательно и нежно и зловеще он протягивает отросток, он прикрывается щитом – турецким огурцом, этой опустошенной, опозоренной, отрубленной копией самого себя, переворачивает свои листы сапожками, олухами, нотными сперматозоидами. Земля-молчальница – рай и кладбище.

N 14
Разум цветов – простой, безликий, пощелкивающий чеботами, и он же подсказал Прусту все страстные хитросплетения и памятливый интеллект Обретенного времени.
Они выходят, вылетают гулять в поля. Как балетные танцоры, что не обращают внимания на сцену и на публику. Или делают вид.
Провал луча – равный гигантской капле, окну, Богу этого луча.
Мир, лишенный пазух и экивоков, – в стебельковой храбрости наслаждающийся самим собой, с веселым остервенением размазывающий по себе свои плевки, невзгоды, прорванные телеса.
Лес, холодное поле, топкое болото – не покривив душой, в схождении с комнатой детской, где еще покачивается деревянная лошадка. И даже если листья тускнеют, дырявятся, готовятся стать гниющим комком – все равно не испугавшись, не покривив душой. С улыбкой влагая персты в свои раны.
Во тьме мира не боясь поворачивать.
Будто народовольцы пьют чай с вареньем на веранде овеянной – зная, что завтра взлетят на воздух, вылетят в трубу. Они и летят, лягушата. Султанчики рая.

N 13
Да, весьма подозрителен всякий сад – в своем буйстве простом, расцвете, и тут же постыдном "не должно", "не надо", "не опыляй". Лепестки как абрис, заслон и щерящиеся зубы.
Настойчивая двухцветность. Все что движется к оплодотворению – пыль, пыльца, сперма, слезы – в багровом. Болотно-золотистое поддерживает страсти своим безразличным братским вниманием. Деревня, которую покинули власти, но жизнь продолжается сама собой, в пузатых вывертах. По крайней мере, эти брачные игры не закончатся унижением и дракой, цветы, живущие в мире нерождения боли.

N 16
Красное иногда замещается синим и бирюзовым – как память о небе. Как вид Иерусалима на иконе в красном бревенчатом углу.
Ряска пространства. Нечто упорно лезущие с изнанки, тончайшими, непререкаемыми контурами, невинное как дыхание, безжалостное как дети, – плесень и рембрандтовский свет, филантроп и джек потрошитель. Пионы в степях Байконура. Осмос-идиотизм. Белоснежное платьице, туго облегающее живот теннисистки, и замызганный ворот гимнастерки. Распускаются цветы.

N 15
Злоба и точность цветов – в их нежнейшем безразличии. Косоворотки, телогрейки. Пузыри земли. Взбалмошный царь удаленный в бесконечную даль. Красная пыль тычинок уляжется, или уйдет наверх, разбрызнется в ничто, храня тайну своего никчемного остервенения. Кровь не оставляет следов на земле.

N 12
Набрасываются или ласкают? Оплодотворяют или сражаются? Может, просто круглящиеся щеки зари, напружинившиеся губки, чистое дуновение мира, которое прежде всех рождений и сражений. Протянуты ручки. Эхма, Иванушка! (жизнь с лягушкой).

N 18
Мы ищем оснований на лучах нашей жизни, мы не можем удовлетвориться просто "любуемся" и "туман", мы допытываемся садовника – однако ж натыкаемся на сияющую белесую впадину, око самой земли, или раздвигаем борозды полей к белому непрокрашенному разрыву горизонта. Но в каждом растении скрыта Купина.

N 5
С нерушимостью и терпкой взвинченностью настоящего авангарда сделаны эти работы, и в то же время с отвязностью балагана, хулиганья. Как уличная песенка в один куплет. Переченье, лавка, мосток.
Театр, или, точнее, какая-то опустошенная, зависающая равнодействующая самых разнообразных театров – дразнящая, отклоняющаяся от каждого из них: архаического, с запахами и козлодранием, шекспировского, с ожесточенным пересчетом ударов, и восточного, лаковыми губами лепечущего что-то сквозь прорези маски, и легкого шарканья балетной побежки.
Так эти борейчики протягивают друг другу оплодотворяющие дуновение в переливах тьмы, эти яго-отеллчики метят друг другу в грудь. И не надо допытываться причин, не надо подлаживаться к ним – попадешь впросак, это всегда ариэли-боратики. (Из Бури и Казахстана).

N 6
Эти лепестки, повторяясь опять и опять с крестьянской прямотой, не меняются сами и не позволяют нам заменить их чем-то другим. И здесь, быть может, главное очарование серии – пронизанной единственным дуновением навстречу самой себе.
Лепестки, пунцовые махаоны опять и опять, иногда срезы стеблей, листья – в неостановимом проследовании. Я не знаю, как называется это растение, но был бы горд считать его маком – чья эссенция вводит нас в наслаждение нашим собственным телом. Именно этим, ущербным или не важно, данным в своей завораживающей, сонной таковости. Опий – как деревенский волшебник, что не желает морочить тебя еще какими-то галлюцинациями, россказнями. Просто вечный восторг себя самого – порхающие животы! смоляные бока!
И красные круги на воде – со всей своей немилосердной безусловностью, решительностью, милосердием.

N 2
Их перечеркивают мало-помалу. Что будем ждать? Поехали. Через темную площадь в опрокинутых булавочных головках мы проедем туда, где они изгибаются, а потом вдруг теряют контур, обливаются водой, их стебли сравниваются с фабричными трубами. Отражения белесые в прудах кажутся юбчонками. Венчики кажутся аксакалами – лепесток шамкающей бороды и два лепестка мышиных ушек. Красный во рту щерится бетель. Уголки глаз. Дудение. Нисхождение. Распределение по четвертям герба. Скамейки? Рыльца отрясая сквозь пух и срам. Выпученные бельма аксакала.

N 1
Мне кажется, у них нет никакого желания обрести потомство или победу, они не прорастают. Просто парят – мощно распустившиеся, пышущие и однако ж готовые уйти в ничтожество, коросту. Будто выполняя какой-то вечности урок. Раскрасневшиеся пьяные щеки, как наследил, как приласкал. Личико ребенка – печенистое личико старухи. Такая загубленная и воспрянувшая жизнь.

N 4
Не либертины, но приснодевы. Или архангелы – с сатаной, так с сатаной. Чины бесполотнянные. Обласкаться или сразиться. Но не пускать корней, не принадлежать большой истории, из которой с неизбежностью что-то следует. Равным образом, без принадлежности к истории искусств, где направления сменяют друг друга с завидной президентской регулярностью. Лучше – бродячая беседка, почти без имени. Припадая на стебелек, на четыре листа. Актер, актеришка над сценой в роли deux ex machina. Шарабан.
Не расстилаться, не разбрасываться – лишь маячить во весь рост, воздушный фронт. Если надо – четвериком. Длинные узкие лодыжки – хлысты. "Я прогнал тебя кнутом в полдень сквозь кусты, чтоб дождаться здесь вдвоем тихой пустоты". Деревня одинокая, сошедшая с ума в своей воинственности и ласке. Повздорили верхние слои атмосферы.
Но что бы там ни было, все поля и скрещения неукоснительным красным, цветом нашей гордости нутряной и братства-гусачка. А вот дуновения – белым: было ли, не было… Надежда, взятая в скобки, в хоровод, в никто не войдет.

N 9
Кое-где расходятся водные круги, проблескивают рассветы, но в общем-то, все три стихии – земля, вода, небо – сбиты здесь в однородную мглу, сруб ночи. Чтобы лепестки могли сверкать поверх – в своей безглазой отваге презрев членение суток и времен года. "Кусочек света… клочочек рассвета… Будет вам день беззакатный! С ночкой вы не радели – вот и все ушло.… Ночку вы не жалели – и становится слишком светло. Будете маяться, каяться, и кусаться, и лаяться, вы зеленые, крепкие, малые, твари милые, небывалые".
Черт возьми, и рассвет, и тьма только поперек их желания – обрезанием, геральдической полосой, выпушкой. Однако венчик лыбится – он сам себе показывает дорогу, красным, растертым, расплеванным фонарем. В бесконечной изморози полей.

Ю.Лейдерман

Mar. 22nd, 2010

LEXUS. Hybrid Art



2 апреля
с 11-00 до 18-00
3 апреля и 4 апреля
с 11-00 до 21-00

Площадка Галерея Арт-Центр «Ветошный»
Ветошный пер., 13

 
Со 2 по 4 апреля в центре Москвы, в двух шагах от Красной площади на новой площадке галерея арт-центр «Ветошный» пройдет выставка искусства будущего «LEXUS. HYBRID ART». Во время выставки будет работать "Институт идей". Художники расскажут о себе и своих проектах. Состоится открытое обсуждение гибридного искусства, его инновационной проблематики и идей.

Кураторы выставки - Ольга Барковская и Анна Беляева.
Куратор дискуссионной программы - Дмитрий Булатов.
Организатор
- LEXUS
Официальный партнер
- JetSet Holding

«LEXUS. HYBRID ART. Выставка искусства будущего» инициирована автомобильным брендом LEXUS, первым производителем премиальных полногибридных автомобилей.

 

Loop.PH, “Metabolic sphere”
 
Гибридное искусство, или hybrid art — это новый формат работы художника в современном мире, новый способ говорить о современности и новый язык искусства. Hybrid art размывает традиционные границы между живописью, скульптурой, кино, перформансом, архитектурой и инсталляцией. Это междисциплинарный жанр, в котором художник взаимодействует с внешними для искусства практиками и областями знаний — с литературой, научными исследованиями, промышленным дизайном, информационными технологиями, философией и поп-культурой.

Гибридные художественные формы открывают широкое пространство для творческого эксперимента. Художник снова “изобретает” искусство, используя в качестве инструментов исследования и презентации инновационные методы обработки информации и высокотехнологичные материалы. Проект «LEXUS. HYBRID ART» исследует, как новейшие открытия и инструменты управления реальностью способны изменить наше восприятие мира и привести к более глубокому осознанию роли человека в будущем.

Работы художников, создающих образы будущего уже сегодня, собраны по инициативе компании LEXUS. Хедлайнеры и призеры крупнейших мировых фестивалей медиа-искусства – Transmediale (Берлин), Ars Electronica (Линц), участники недавних громких выставок цифрового искусства – DECODE: Digital Design Sensations (музей Виктории и Альберта, Лондон), Elastic Mind (МоМА, Нью-Йорк) и других интернациональных форумов и смотров – впервые соберутся на одной площадке в Москве, чтобы инициировать остросюжетный диалог об искусстве будущего, зарождающемся на пересечении науки, культуры и технологий. Экспозиция «LEXUS. HYBRID ART» занимает два этажа галерейного пространства и атриум.

Расписание выставки:
2 апреля (пятница) В дневное время с 11-00 до 18-00 работает выставка и “Институт идей”
3 апреля (суббота) и 4 апреля (воскресенье) с 11-00 до 21-00 работает выставка и "Институт идей"

Подробности и регистрация на мероприятие www.hybridart.ru

2-4 апреля 2010 | «Lexus. Hybrid Art. Выставка искусства будущего»
Галерея арт-центр «Ветошный» | Ветошный переулок, 13-15

Вход свободный.

Jul. 24th, 2009

THE BEST MUSIC VIDEO OF xxi

Jul. 16th, 2009

Муслим Магомаев Чёртово колесо

Jul. 10th, 2009

Galactic Center of Milky Way Rises over Texas Star Party

Galactic Center of Milky Way Rises over Texas Star Party from William Castleman on Vimeo.

Michael Jackson - Earth Song - World Environment Day



What about sunrise
What about rain
What about all the things
That you said we were to gain
What about killing fields
Is there a time
What about all the things
That you said was yours and mine...
Did you ever stop to notice
All the blood we've shed before
Did you ever stop to notice
This crying Earth this weeping shore?

Aaaaaaaah Oooooooh
Aaaaaaaah Oooooooh

What have we done to the world
Look what we've done
What about all the peace
That you pledge your only son...
What about flowering fields
Is there a time
What about all the dreams
That you said was yours and mine...
Did you ever stop to notice
All the children dead from war
Did you ever stop to notice
This crying Earth this weeping shore

Aaaaaaaah Oooooooh
Aaaaaaaah Oooooooh

I used to dream
I used to glance beyond the stars
Now I don't know where we are
Although I know we've drifted far

Aaaaaaaah Oooooooh
Aaaaaaaah Oooooooh

Aaaaaaaah Oooooooh
Aaaaaaaah Oooooooh

Hey, what about yesterday (what about us)
What about the seas (what about us)
The heavens are falling down (what about us)
I can't even breathe (what about us)
What about Africans (what about us)
I ain't even you (what about us)
What about nature's worth (ooh ooh)
It's our planet's womb (ahat about us)

What about animals (what about it)
We've turned kingdoms to dust (what about us)
What about elephants (what about us)
Have we lost their trust (what about us)
What about crying whales (what about us)
We're ravaging the seas (what about us)
What about forest trails (ooh ooh)
Burnt despite our pleas (what about us)

What about the holy land (what about it)
Torn apart by creed (what about us)
What about the common man (what about us)
Can't we set him free (what about us)
What about children dying (what about us)
Can't you hear them cry (what about us)
Where did we go wrong (ooh ooh)
Someone tell me why (what about us)

What about babies born (what about it)
What about the days (what about us)
What about all their joy (what about us)
What about the man (what about us)
What about the crying man (what about us)
What about Abraham (what about us)
What about death again (ooh ooh)
Do we give a damn

Aaaaaaaah Oooooooh
Aaaaaaaah Oooooooh

Jul. 2nd, 2009

(no subject)

LoveLiveElectronic
www.LoLieL.tk
Industrium Group
www.industrium.tk
представляют



« Другая сторона звука »
Академическая электроакустика? noise ? contemporary D.I.Y.? glitch ? microwave ? industrial ? techno ? minimal ? live electronics ? ritual ? acid house ? power electronics ? computer-pop ? psycho-trance ? circuit bending ? neo-punk ? junk-punk electronic ? NON 4/4 music ? found sounds ? sound landscapes ? 8-bit ? isolacionism ? rave ? pure electronics ? text-sound ? acoustic techno ? drone ? rhythm-n-noise ? EBM ? clicks-n-cuts ? hard-core ? harsh-fucking noise ? … simply fucking ?

Вперёд, барсуки !!! И да здравствует Великая Матка !!!Collapse )

У американской семьи могут отнять купленную по ипотеке пещеру



Многие американцы пытаются удержать свое жилье от изъятия за долги по ипотеке в период глубокой экономической рецессии, констатирует сайт Prian.ru. Одна семья из штата Миссури, между тем, старается не потерять свою пещеру.

Курт и Дебора Слиперы купили три акра земли и пещеру в Фестусе в 2004 году за 80 тысяч долларов, с условием, что внесут оставшиеся 80 тысяч в течение следующих пяти лет. Кроме того, еще 150 тысяч долларов они потратили на то, чтобы встроить в пещеру жилой дом.

Однако в скором времени семье предстоит погашать свой долг. Сделать это в условиях текущего экономического спада им будет крайне затруднительно. В том случае, если Слиперам не удастся найти необходимую сумму, они выставят дом на продажу на онлайн-аукционе eBay. Стартовая цена лота – 300 тысяч долларов.

Потолком и стенами необычного трехэтажного дома с тремя спальнями служит натуральный пещерный камень. Над мебелью в гостиной установлен огромный зонт, который собирает твердые частицы породы, падающие со стен и потолка. Тридцать семь скользящих стеклянных дверей используются также в качестве окон. Температура в помещениях не поднимается выше 62 градусов по Фаренгейту (около 16 градусов по Цельсию).

Дом оснащен электричеством, водой и канализацией. Площадь пещеры составляет 1,5 тысячи кв. метров.

Jun. 25th, 2009

Ryoichi Kurokawa - Live - yesterday

На закрытии Медиафорума ММКФ Риочи выступил Live

RHEO (2009) from cimatics on Vimeo.



"..Изменением сопротивления цепи, в которую включен rheo возможно достичь изменения величины тока, напряжения. при необходимости изменения тока или напряжения в небольших пределах rheo включают в цепь последовательно.."

Jun. 23rd, 2009

when presence meets presence

Photos by Michael Lockshin, binaural sounskapes by Olga Barkovskaya.
Location: Pushkar, India

Photos and sound were taken separately,
different periods, maybe years )

"COMEBACK PUSHKAR", 2009



Im from Denmark.mp3 -


"PRAY ON THE LAKE", 2009



Pushkar Pray on the Lake.mp3 -

Previous 10